Воскресенье, 21 апреля, 2019

Дефолт в год выборов: насколько он реален в Украине

Год двойных выборов –  тяжелое испытание для Украины, но на него выпадают еще и выплаты по внешним долгам. Некоторые экономисты заявили об опасности дефолта.

Дефолт и год выборов: немного истории

Полный дефолт (англ. default — невыполнение обязательств) – означает невыполнение договора займа. То есть, неоплата своевременно процентов или основного долга по долговым обязательствам или по условиям договора о выпуске облигационного займа. С соответствующими последствиями. Более мягкий вариант — технический дефолт. Он означает определенные проблемы у заемщика, невыполнение определенных обязательств, но с возможностью устранить эти проблемы чуть позже.

В разные годы дефолт объявлял Великобритания, США, Мексика, Россия, Уругвай, Греция, Аргентина (8 раз).

«В 2006 году аналитики ФРС США провели исследования и пришла к выводу, что дефолты суверенных государств — это не есть исключение, а скорее, правило», — отмечает директор Института развития экономики Украины Александр Гончаров.

Читайте также
Призрак дефолта веет над Украиной: что происходит с экономикой страны

Четыре года назад Украина находилась на грани дефолта, о чем недавно напомнил президент Украины Петр Порошенко. Ситуацию тогда усугубили вооруженная агрессия РФ, незаконная аннексия Крыма и оккупация части Донбасса.

Стране удалось выбраться из зоны риска, хоть и не без проблем. В 2015 году МВФ одобрил для Украины четырехлетнюю программу расширенного финансирования (EFF) общим объемом около 17,5 млрд долларов. Но, по мнению ряда экспертов, та реструктуризация была невыгодной для Украины.

«Во время реструктуризации долгов «имени Яресько» (Наталья Яресько — министр финансов Украины с 2 декабря 2014 по 14 апреля 2016 – прим. ред.), Украине навязали выплату кредиторам бонусов за рост, которые мы должны будем платить до 2040 года и которые составят 40% прироста нашего ВВП, если его динамика превысит 4%. В этой долговой модели, Украина должна будет 20 лет стоять на шатающейся табуретке с петлей на шее, — считает финансовый эксперт Алексей Кущ. — Развиваться в таких условиях невозможно, вся страна вынуждена будет десятки лет работать «на дядю». Вот только выдержит ли наша политико-экономическая система модель «чаушеску»? Именно поэтому единственный путь для Украины — референдум, отказ погашать внешние долги и новое соглашение с кредиторами: срок погашения 50 лет, никаких бонусов за рост, снижение процентной ставки до 3-4%».

По словам Куща, это модель «управляемого дефолта». А самым негативным для нас будет модель «неуправляемого дефолта», когда власть под давлением извне втянется в авантюру погашения долгов, не сможет это сделать и объявит технический дефолт на условиях кредиторов. Вот тогда вся страна может пойти «с молотка».

«Тема дефолта в Украине излишне политизирована и мифологизирована, — уверен финансовый эксперт. — В стране действует значительное финансовое лобби, которое состоит как из внешних кредиторов, так и из местных финансовых спекулятивных групп. Они существенно влияют на Минфин в его долговой политике, что проявляется в резком росте процентных ставок по внешним и внутренним обязательствам государства, «укорачивании» внутренних выпусков до 3-6 месяцев, что вообще абсурдно в контексте выстраивания кривой долга. Достаточно сказать, что все бывшие министры финансов за последние пять лет, так или иначе пришли «с рынка», где обросли тысячами нитей инсайдерских и аффилированных связей».

Эти группы влияния, уверяет Алексей Кущ, не допустят, чтобы Украина развивалась исходя из своих национальных интересов. Их задача, чтобы мы все «отдали». Любые альтернативные варианты будут клеймиться страшилками «курс гривны 60».

«Аргентина является чемпионом по дефолтам, но при этом входит в 20-ку стран мира и с населением как в Украине имеет ВВП в пять раз больше, — подчеркивает эксперт. — Кроме того, эта страна разместила недавно столетние  международные облигации, в то время как для нас – 10-15 лет – потолок. Исландия отказалась идти по пути «Атлантического Сомали» и на референдуме приняла решения не платить по внешним долгам. В результате часть долгов исландцы вернули, но на своих условиях».

Дефолт и год выборов: фактор МВФ

В преддефолтной зоне мы оказываемся периодически. Очередной раз – в 2018 году. До этого последний транш в сумме 1 млрд. долларов Украина получила в апреле 2017 года. С тех пор деньги Киеву не выделяли из-за невыполнение кредитных условий. Тогда громко заговорили о возможном дефолте. Но этого удалось избежать: 19 октября Международный валютный фонд и Кабмин пришли к согласию о старте новой программы кредитования украинской экономики Stand-by вместо EFF, которая завершается в марте-2019. Объем новой программы составил 3,9 млрд. долларов. Вопрос о погашении долга в текущем году (а Украина должна выплатить более 400 млрд грн) был закрыт. Правда, ценой повышения тарифов на газ для населения.

«Без внешних займов, без сотрудничества с международными донорами, прежде всего МВФ, мы не сможем выйти из создавшейся ситуации, — подчеркивает сопредседатель Общественной инициативы «Права Справа», юрист Дмитрий Снегирев. — А получить эти займы в последнее время — довольно проблематично. Вместо восьми кредитов, которые мы должны были получить с 2015 года, к нам зашло всего четыре транша. Заявление МВФ о новой программе для Украины поступило минувшей осенью, и то лишь после того, как правительство заявило о повышении цен на газ на 23,5%».

Снегирев подчеркивает, что МВФ вовсе не требует роста газовых тарифов для населения. Фонд выдвигает условием бездефицитный бюджет.

«Наши власть имущие не находят других источников наполнения казны, кроме как очередное повышение цен на газ для населения. С моей точки зрения, это — искусственный элемент и игра со стороны правительства, которое во всех проблемах винит или кредиторов, или предшественников», — отмечает сопредседатель ОИ «Права Справа».

Читайте также
Всемирный экономический форум: чем отметилась Украина и какие должна извлечь уроки

По словам Снегирева, та же Польша за 10 лет пребывания в ЕС получила займов на 101,3 млрд. долл. В действующем семилетнем бюджете (на 2014-2020 гг) для нее предусмотрено кредитование на сумму 105,8 млрд. долл. Неудивительно, что экономика Польши показывает ежегодный рост. По оценкам специалистов, в конце 2018 года экспорт должен был  соответствовать 55% польского ВВП, тогда как 10 лет назад эта цифра была в два раза меньше. По данным европейского статистического бюро (Евростата), рост реального ВВП составил в Польше 5%.

«Украине же не дают столь существенных траншей по простой причине – мы не выполняем взятые на себя обязательства, — подчеркивает Снегирев. — Поэтому отсрочка выдачи кредита превращается в своеобразный элемент шантажа с целью заставить украинские власти проводить реальные экономические и политические реформы. Без которых (и Запад в этом уже не раз убеждался) деньги будут просто разворованы. Таким образом, наших правителей стимулируют принимать антикоррупционные законы, а также законы, которые оживят реальный сектор экономики. Да, это жестко и прагматично. Но иначе – никак. Украину фактически ставят перед выбором: или играйте по правилам, или – дефолт. И он вполне возможен, если наши власти не прекратят «пилить» кредиты и делить потоки вместо того, чтобы с помощью действенных реформ запустить экономику».

Если международные организации прекратят сотрудничество с Украиной, нас ждет или искусственная девальвация нацвалюты (когда доллар будет стоить дороже 30 грн), или НБУ включит печатный станок и начнет параллельно распродавать золотовалютные резервы, пытаясь оттянуть неизбежное – тот самый дефолт.

«2019 год – пиковый для погашения внешних долгов. На Западе это понимают, так что будут пытаться максимально подтолкнуть действующую или уже новую власть к экономическим и политическим реформам. И висящая дамокловым мечом возможность дефолта – хороший стимул для этого», — резюмирует Снегирев.

Дефолт и год выборов: почему он может произойти

В этом году Украины должна направить на обслуживание внешних долгов около 400 млрд. грн (более 14 млрд.долл.).

Читайте также
Глава НБУ рассказал о макроэкономической стабильности страны: так ли это на самом деле

«Сумма довольно высокая. По оценкам МВФ, для нормальной работы экономики эта сумма не должна превышать 70% ВПП, тогда как у нас — 75-80%. То есть преддефлотное состояние экономики, чтобы там не рассказывали в правительстве, — подчеркивает Снегирев. — Для того чтобы говорить хоть о каком-то развитии, ВПП должен составлять более 5% в год. У нас же в прошлом году он составил 2,8%. Это — стагнация, которая не позволяет говорить о том, что страна идет вперед. Для реального же рывка и уменьшения госдолга нужен рост экономики в 7-8% в год. У нас же даже уровень реальный инфляции на 4% превышает запланированный».

Директор Института развития экономики Украины Александр Гончаров подчеркивает, что сегодня чуть ли не главная беда нашей страны — долги, прежде всего, МВФ. По мнению эксперта, было бы экономически грамотным объявить дефолт в Украине до конца 2019 года. Как поясняет Гончаров, наш государственный долг сегодня очень неустойчивый, а капитал динамично перемещается из Украины.

«Любой финансист знает, когда лимит на одного заемщика достигает верхней планки, он вынужден либо сокращать свою задолженность (если работает с прибылью, чего сейчас не скажешь об Украине – огромный дефицит бюджета-2019 тому подтверждение), либо объявляет дефолт. Мы должны быть готовыми к худшему варианту», — предупреждает руководитель ИРЭУ.

Поводом для дефолта могу стать и уличные волнения. «Дефолт нам не грозит. Но! Лишь при условии, что из-за выборов не произойдет серьезных внутренних потрясений – того же нового Майдана. Вот тогда дефолта не избежать», — уверен глава Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Дефолт и год выборов: почему его не будет

Немало экспертов считает, что дефолта не будет. «Сработают и экономические факторы, есть золотовалютные резервы, в помощь – новый кредит МВФ, на подходе – деньги от ЕС и Всемирного банка. И чувство самосохранения наших политиков», — напоминает экономист Александр Охрименко.

Экономический эксперт Борис Кушнирук предупреждает: если до власти дорвутся популисты и начнут снижать тарифы на газ, а также рвать связи с МВФ, Украина будет вынуждена объявить дефолт по своим внешним обязательствам. А это — не просто полное прекращение сотрудничества с нами зарубежных партнеров, но и начало ареста украинских активов за границей. «Одно дело, когда в Украине действительно очень тяжелая ситуация — и страна объявляет дефолт по объективным причинам. И совсем другая история, когда Украина может рассчитываться и может вести ответственную политику, но при этом решила, что ей этого делать не нужно», — поясняет эксперт.

Финансовый аналитик Сергей Фурса уверяет, что в случае объявления дефолта мы сразу потеряем поддержку МВФ и западных стран. И не только не сможем платить по старым долгам (это и есть дефолт), но и окажемся не в силах финансировать дефицит бюджета. «А он у нас будет, особенно на фоне дефолта, ведь в такой ситуации об инвестициях можно будет забыть, — поясняет Фурса. — И не забываем о панике, которая всегда возникает в таких случаях и давит на курс. В итоге мы получаем резкий обвал гривны, инфляцию (и не такую как сейчас, а на порядок больше) и кучу безработных… Буржуи это переживут. А вот переживут ли маленькие украинцы?»

Все это должно образумить популистов. По крайней мере, хотелось бы в это верить.

«Дефолт в этом году не возможен, — уверен политолог Кирилл Молчанов. — Украина продолжает сотрудничество с МВФ по текущей программе, что подтвердила директор МВФ Кристин Лагард на встрече с Петром Порошенко в Давосе. Это дает возможность продолжать брать заимствования на внешних рынках (ЕБРР, Всемирный банк), выпускать евробонды и т.д. Но сам факт, что выплаты по долгам составляют 30% годового бюджета, это, конечно, плохой звоночек. И кто бы ни стал президентом Украины, в таких условиях хороших ходов остается мало».

Председатель Национального Совета экономического развития и Украинской ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко также считает, что до дефолта мы вряд ли дойдем. Хоть у нас в 2019 году и намечены пиковые выплаты по внешним займам, но резервы НБУ достаточно большие. И предпосылок разрыва отношений с МВФ нет.

«Хоть это был бы и не худший вариант, — говорит Дорошенко. — Но тогда нужно гарантировать замену денег Фонда чем-то другим. К примеру, активно привлекать деньги иностранных финансовых инвесторов в покупку ценных бумаг. Это обходной маневр, который поможет, если что-то пойдет не так с МВФ. Такого варианта у нас не было в 2018 году, когда страна находилась в преддефолтном состоянии. Но в январе 2019-го заработал соответствующий механизм. В итоге всего за две недели мы привлекли около 600 миллионов долларов, которые пришли на внутренний рынок. И гривня укрепилась».

Дорошенко отмечает, что дефолт как возможность реструктуризировать задолженность работает лишь при условии достаточно мощного притока частных инвестиций. У нас – не тот вариант.

«Все боятся нестабильную Украину как прокаженную, — подчеркивает эксперт. — Так что, если наши власти допустят дефолт, последствия могут быть катастрофическими. Именно поэтому я уверен: кто бы не стал следующими президентом, он сделает все, чтобы страна вовремя рассчитывалась с внешними кредиторами. Ну, разве что к власти придет отъявленный популист. Раз такое возможно в США, то нельзя исключать и у нас. Но, надеюсь, мы все же избежим этого. Потому что дефолт вместе с продолжающейся войной способы похоронить нашу страну».

Читайте также
Цены на газ в Украине: быть или не быть очередному подорожанию

Экономист, политэксперт Тарас Загородний считает, что правильно было бы провести дефолт в 2014 году: война как форс-мажор, экспорт сильно обвалился. Тогда можно было получить удобные условия по реструктуризации и списанию долгов. «Сейчас же дефолта не будет: рост экономики даже всего на 3% — это не так уж и плохо в условиях войны. Экспорт вырос на 10-15% процентов. Помогают гастарбайтеры, которые только официально перечислили около 15 млрд долларов за год. Именно вливания «заробитчан» и позволяет создать позитивный платежный баланс: в страну заходит больше денег, чем уходить их нее», — поясняет Загородний.

К тому же, напоминает он, в конце прошлого года Украина получила очередной транш МВФ — 3,5 млрд долларов. А этого достаточно, чтобы привлечь новые деньги под те суммы, которые мы должны выплатить в этом году. Есть и макрофинансовая помощь ЕС, которая частично закрывает дефицит бюджета.

«Все вышеперечисленное говорит, что дефолта не будет, — резюмирует Загородний. — Разве что резко (на 15-20%) поменяется не в лучшую сторону мировая конъектура, связанная с ценами на нашу главную экспортную продукцию: металлургическую и аграрную. Пока этого нет, Украина способна достаточно безболезненно выплачивать долги в 2019-2020 годах».

Поделиться в соц сетях
Оставить комментарий

Выбор редакции

Зеленский против Порошенко: мнение экспертов о последних событиях

Борьба претендентов на президентское кресло в самом разгаре. При этом текущая избирательная кампа...

6/4/2019

Первый тур президентских выборов в Украине: самые важные выводы

В Украине продолжают кипеть срасти касательно исхода первого тура президентских выборов, который ...

2/4/2019

Закон о государственном языке заставит говорить на украинском не только чиновников

Верховная Рада планирует принять закон о государственном языке до завершения первого тура президе...

20/3/2019

Отставка Нурсултана Назарбаева: причины смены власти в Казахстане

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев неожиданно объявил об уходе в отставку 19 марта. Согласн...

20/3/2019