Суббота, 23 марта, 2019

Вода на Донбассе: что пьют жители подконтрольных и оккупированных территорий                           

Вода на Донбассе

Проблема водоснабжения остро стоит в охваченных войной Луганской и Донецкой областях. Но если на подконтрольной части ее пытаются решить, то на неподконтрольной – лишь усугубляют.

Вода на Донбассе: общая картина

Экономист, политэксперт Тарас Загородний отмечает: «Донбасс и в лучшие времена имел не лучшие позиции – это густонаселенная территория с переизбытком промышленности и рядом экологических проблем. Де-факто лишь канал Северский Донец был источником водоснабжения. После начала конфликта начались предсказуемые проблемы. И без того хилая система водоснабжения то и дело попадала под обстрелы».

Читайте также
На КПВВ на Донбассе становится все больше смертей: поиск виновных

Одной из «горячих точек» является Донецкая фильтровальная станция, которая обеспечивает водой около 500 тыс. человек по обе стороны линии разграничения. Из-за повреждений и невозможности их устранить (обстрелы), ДФС месяцами не работала в 2014 году, а также зимой 2015 года. Была прекращена подача питьевой воды в Авдеевку, частично Донецк и Ясиноватую, в поселок Красный Партизан, села Крутая Балка и Верхнеторецкое. Спустя какое-то время, после долгих переговоров и согласований, ремонтников пускали или к перебитым линиям электропередач, или к поврежденным водопроводам. ДФС возобновляла работу. Но стрельба вокруг нее не утихает и сейчас. Практические в каждой сводке СММ ОБСЕ фиксируются пролеты снарядов или взрывы в том районе.

Кстати, в соответствии с Минскими соглашениями, ДФС должна находиться под контролем украинской стороны. Но по факту станцию контролируют незаконные вооруженные формирования «ДНР». И используют как прикрытие, ведя огонь с позиций рядом с ней. А также в пропагандистских целях, когда станция прекращает работу.

Аналогичная ситуация с Южнодонбасским водопроводом, который находится в прифронтовой зоне вблизи неподконтрольной украинским властям Ясиноватой. В 2017 году там обнаружили огромную пробоину, из-за чего масса воды уходила «вникуда» (приблизительные потери составляли 1000 кубических метров в час), тогда как тысячи человек страдали от недостатка живительной влаги.

В Луганской области больше достается оккупированной территории, которая зависит от работы Петровской насосной станции и Западной фильтровальной станции, расположенных на подконтрольной Киеву части региона. Любая их остановка (а с 2014 года это происходило десятки раз) чревата «засухой» в кранах ряда населенных пунктов ОРЛО.

Читайте также
Экономика Донбасса: убить, возродить или видоизменить

Порывы водоводов возросли в разы. Ремонтники просто не успевают латать «убитую» временем и войной инфраструктуру. К тому же, далеко не всегда удается сразу получить доступ к поврежденным объектам: оккупационная «власть» игнорирует заявки украинской стороны, усугубляя гуманитарный кризис.

На всё это накладывается и экологическая проблема, вызванная затоплением шахт на оккупированной части Донбасса.

«Эти затопленые шахты выносят все те вредные минералы, соли в поверхностные воды, что вызывает также дополнительные сложности. Поэтому вопрос очистки воды, здоровья жителей, предоставление качественного продукта населению является чрезвычайно актуальным», – отмечает госсекретарь Министерств по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВОТ) Сергей Злакоман.

Различные международные структуры (ОБСЕ, МККК, ООН) не раз выступали с предложениями создать «зоны безопасности» вокруг объектов водоснабжения Донбасса. Подчеркивалось, что помимо прочего, на Донецкой и Верхнекальмиусской фильтровальных станциях есть огромные запасы хлорида, используемые для очистки воды. Если туда прилетит снаряд, токсичное облако может накрыть сотни тысяч человек. Но никаких «зон безопасности» не появилось. А ситуация продолжает обостряться.

Вода на Донбассе: денежный вопрос

Есть проблемы и финансового плана. В том числе – вопрос взаиморасчетов. И они особенно обострились после начала официальной блокады Донбасса в 2017 году.

«Блокада Донбасса – это следствие волюнтаризма политиканов, которые прикрываясь патриотическими лозунгами, не возвращают территории и людей, а лишь отдаляют перспективы воссоединения, – уверен политолог Кирилл Молчанов. – Ведь экономическая кооперация, чуть ли не последнее, что связывало большую Украину с ОРДЛО, налоги платились в госбюджет, зарплаты начислялись в гривнах на карты украинских банков. Но вот уже два года как мы утратили и предприятия, и доходы, и немало проукраински настроенных ранее людей на той стороне».

Читайте также
«План Сайдика» по Донбассу: утопия или реальность

Радикалы предлагали даже перекрыть воду в ОРДЛО, не особо вникая в то, как устроена система водоснабжения на Донбассе.

«Невозможно разорвать единую систему водоснабжения на фрагменты и растянуть в разные стороны, – отмечает в комментарии МаркерУА финансовый эксперт Алексей Кущ. – Если не осуществлять централизованных инвестиций и управления, рано или поздно это приведет к окончательной деградации инфраструктуры – ремонтировать просто будет нечего. Старые запасы прочности практически исчерпаны. Чем быстрее будут применены спасительные меры, тем реальнее возможность остановить гуманитарную катастрофу».

Вопрос долгов ОРДЛО за потребленные ресурсы кулуарно решили. При этом оккупанты сдерживают тарифы, а поставщики несут убытки.

«Оккупационные «власти», получая воду и ту же электроэнергию с подконтрольной украинскому правительству части Донбасса, берут с них меньший тариф (такова политика РФ, иначе там вообще будут бунты). При этом схемы передачи денег поставщикам – на подконтрольную территорию – особо не афишируются, – отмечает Тарас Загородний. – Известно, что наличность передают в районе линии разграничения при участии СММ ОБСЕ. Насколько это законно – вопрос риторический. Де-факто мы их дотируем тем, что не перекрываем воду и электроэнергию. Нам же мало того, что передают куда меньше, чем сейчас стоят эти услуги, так еще и непонятно, поддерживают ли ту же водную инфраструктуру хотя бы наполовину от необходимого. А ведь многие водопроводы и водоводы пострадали от обстрелов, они латаны-перелатаны. Качество воды ухудшается катастрофическими темпами. И потребляют эту воду по обе стороны линии разграничения».

Вода на Донбассе: обострение ситуации

В последнее время участились провокации с якобы обстрелами сотрудников КП «Вода Донбасса», а также зазвучали заявления «властей» «ДНР» о намерении разделить эту компанию, базирующуюся в Донецке, но поставляющую воду в города по обе стороны линии разграничения.

 

Ситуации более чем тревожная. В Донецкой ОГА заявили: если оккупанты разделят мощности коммунального предприятия «Компания «Вода Донбасса», это приведет к систематическим неплатежам и, как следствие, остановке работы канала «Северский Донец – Донбасс».

«Сергей Наумец, «министр ЖКХ» незаконной «ДНР», который заявил о необходимости национализировать активы предприятия «Вода Донбасса», очевидно, руководствуется стремлением отжать все, что плохо лежит. Это характерно для граждан России, которые приехали обворовывать и уничтожать Донбасс, а господин Наумец, насколько я знаю, приехал в Украину из Дальнего Севера, – комментирует ситуацию военный обозреватель Денис Попович. – Иначе, как стремлением «отжать и поделить» пояснить заявление о национализации «Воды Донбасса» я не могу. Это совершенно целостная система, которая работает как на оккупированных, так и на не оккупированных территориях. Водоводы пересекают линию фронта. Канал Северский Донец- Донбасс, который является источником водоснабжения, также в некоторых местах пересекает линию фронта. Я не очень понимаю, как это можно взять и поделить, зато предвижу последствия. Оккупированная часть Донбасса останется без централизованного водоснабжения, а оккупанты получат новую «золотую жилу» – прибыльные бизнес на поставках воды ограбленному населению «ДНР», но уже втридорога из России».

Первый зампредседателя Донецкой облгосадминистраци Евгений Вилинский поясняет, что деньги на оккупированной территории собирают местные горводоканалы, которые не подчиняются «Воде Донбасса». Они находятся под управлением местных «властей» и фактически не рассчитываются должным образом за поставленную воду. В итоге отмечается массовый исход работников из КП «Вода Донбасса». Но оккупанты не придумали ничего лучшего, как начать «водный шантаж».

Руководитель одного из мариупольских сайтов Анна Романенко подчеркивает, что с 2014 года вода на Донбассе стала холодным оружием.

«Без малого 300 населенных пунктов Донецкой области получают воду из Северского Донца по каналу «Северский Донец – Донбасс» и дальше – по Южнодонбасскому водоводу до конечной точки – города Мариуполя, – поясняет Романенко. – Тот, кто контролирует канал, контролирует Донецкую область. Вот почему оккупационные власти периодически предпринимают попытки переподчинить себе водопоставляющую компанию «Вода Донбасса».

Читайте также
Планы лидеров президентской гонки по Донбассу: чьи предложения реалистичнее  

Ситуацию уже обсуждали в Минске – на уровне экономической рабочей группы Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе. Вроде бы, договорилась провести аудит компании «Вода Донбасса» для последующих капитальных вложений и модернизации. Но рассчитывать на то, что оккупанты будут выполнять договоренности, не приходится. И дамоклов меч обезвоживания региона может рухнуть в любой момент.

Вода на Донбассе: в поисках выхода

Неоднократно обжегшись на невыполнении россиянами и подчиненными ими «ЛДНР» договоренностей, а также на пренебрежении ими нормами гуманитарного права, украинская сторона пытается подстраховаться на случай «водного удара».

«В подконтрольную украинским властям часть Донбасса вливают средства наши западные партнеры. Недавно анонсировали большой проект по Мариуполю. Важно лишь, чтобы эти средства не растянули, как у нас часть бывает. Но это уже – вопрос к контролирующим органам», – отмечает Тарас Загородний.

Проект, действительно, мощный. С помощью кредита правительства Франции (64 млн евро – под гарантии украинского Кабмина) в Мариуполе (самый густонаселенный город на подконтрольной части Донецкой области – около 500 тыс. человек) в течение четырех лет намерены полностью заменить систему водоснабжения. Речь идет не только об улучшении качества воды (та, что поступает сейчас, примерно в четыре раза хуже нормы), но и о постройке надежной системы водоснабжения, не зависящей от капризов оккупантов.

Донецкий институт воды (сейчас базируется в Краматорске) провел расчеты. По его данным, воды в местных реках Кальчик и Кальмиус Мариуполю вполне хватит. Задача – построить современную фильтровальную станцию. На всё это и потратят французский кредит.

«Тема экономических инструментов для деоккупации крайне важна, – уверен финансовый эксперт Алексей Кущ. – Я не раз уже говорил о важности создания на временно неподконтрольной части Донбасса демилитаризованных свободных экономических территорий (ДСЭТ). В статьях по этому поводу провожу и мысль о том, что эти территории или сегменты экономики могут быть как территориальные (Алчевский узел), так и экстерриториальные, то есть охватывающие отдельные инфраструктурные системы, которые находятся на различных территориях и не могут быть дефрагментированы, то есть должны управляться централизовано. Последнее можно было бы сделать с системой водоснабжения».

Читайте также
Россия продает Украине добытый на Донбассе уголь: почему украинская власть делает вид, что не замечает махинаций

К примеру, поясняет Алексей Кущ, создается некая экстерриториальная свободная экономическая организация, которая управляется советом инвесторов под руководством международной наблюдательной миссии. Как это было во время решения Косовского конфликта.

«Главой администрации может быть представитель ОБСЕ или другой международной структуры. В совет же входят представители украинской стороны и технические специалисты с неподконтрольных территорий, – продолжает эксперт. – Основная задача такой организации – обеспечение водой жителей региона по обе стороны условной линии соприкосновения. При этом организация может пользоваться возможностями сторон конфликта. Банковские структуры – без вариантов украинские. А те же транспорт, ремонтные бригады, местные средства коммуникации имеются как на подконтрольной, так и на неподконтрольной территории. Так проблема водоснабжения будет если не решена, то хотя бы заморожена на текущем уровне. Нынешний же формат, когда, каждый сам за себя, приведет к тотальному разрушению жизненно важных коммуникаций региона».

Поделиться в соц сетях
Оставить комментарий

Выбор редакции

Вторжение России в Украину: насколько реальна угроза со стороны РФ

Начальник Генштаба ВСУ Виктор Муженко и президент Петр Порошенко заявили об угрозе вторжения росс...

15/3/2019

В Украине вводят новые ограничения на расчеты наличными: зачем и кому это нужно

Теневая экономика, по мнению экспертов, является одной из основных причин бедности украинского го...

6/3/2019

Президентские оговорки по Фрейду: о чем могут рассказать ляпы Петра Порошенко

По количеству неоднозначных оговорок, сделанных за время президентской каденции, Петр Порошенко р...

4/3/2019

Глобальный спад производства является угрозой для мировой экономики: почему так происходит

Проблемы в мировой экономике начались намного раньше 2019 года. Рынки начали сваливаться в штопор...

1/3/2019