Среда, 12 декабря, 2018

Украина хочет вернуть ядерный потенциал: насколько это реально

Ядерный потенциал Украины

После начала российской агрессии в Украине не утихают разговоры о необходимости возродить ядерный потенциал. Мол, лишь такая «дубина», которой мы лишились, в том числе, поверив обещаниям России, способна гарантировать государству территориальную целостность.

Ядерный потенциал Украины: принуждение к меморандуму

Украине достался в наследство от СССР третий (на тот момент) по величине в мире ракетно-ядерный арсенал. Он насчитывал  220 единиц стратегических носителей: 176 межконтинентальных баллистических ракет с 1240 боеголовками и 44 бомбардировщика, оснащенных 1068 ядерными крылатыми ракетами. Об этом рассказал военный обозреватель, аналитик, журналист Денис Попович. К тому же, Украина располагала несколькими сотнями единиц тактического ядерного оружия.

Читайте также
Кремль «сдает» Донбасс: как это происходит

Но 5 декабря 1994 года наша страна подписала Будапештский меморандум (БМ), в котором отказалась от своего ядерного арсенала, взамен на гарантии безопасности от других подписантов – России, Великобритании и США. На той бумаге поставили свои подписи президент Украины Леонид Кравчук, президент РФ Борис Ельцин, президент США Билл Клинтон и премьер Великобритании Джон Мейджор.

В недавнем интервью Кравчук признался, что Украине пришлось подписать Будапештский меморандум, так как в противном случае страна могла быть изолирована и оказаться под санкциями.

«Главными были представители США, непосредственно Клинтон и тогдашний вице-президент Альберт Гор. Я встречался и с тем, и с другим. Они заявляли, что Украина должна сложить ядерное оружие. Почему? Потому что это оружие на нашу территорию поставил Советский Союз. Это – первое. Второе. Украина не могла заменить ядерные боеголовки. Их изготовили в России. Срок безопасности заканчивался в 1998 году и после этого они становились опасными. Мы не имели не то, что опыта, а возможности расчленить боеголовку. Чтобы не случилось беды, мы должны были всё это вывезти, и Америка знала об этом. Третье. Все без исключения ракеты, которые стояли в Украине, были направлены на США», – рассказал Кравчук.

Он также отметил, что представители США заявили: «Если вы не выполните задание вывести боеголовки из Украины, начнется не просто давление, а блокада Украины». Европа, по словам Кравчука, «поддержала в этом плане» Штаты.

«Мы могли (не подписывать). Но мы были бы изолированы. Санкции, блокада – это было прямо сказано. Выхода не было», – рассказывает экс-президент о фактическом шантаже со стороны Запада.

Член совета Всеукраинского союза «Союз ветеранов Ракетных войск стратегического назначения Украины», начальник военной контрразведки СБУ (1994-1999 гг.) Анатолий Матвеев признаёт, что было давление и Запада, и России. «Но у нас не было ограничений в ближайшие годы по снятию этого оружия с эксплуатации, соответственно, мы могли бы вести переговоры и торговаться, то есть взамен на разоружение получить лучшие гарантии безопасности, – говорит он. – Также мы могли требовать предоставления нам большей финансовой помощи, чтобы влить ее в нашу экономику. Плюс выторговать для себя и другие дивиденды. Например, образцы высокоточного неядерного оружия, ракетные носители, которые не подпадают под международные соглашения, в частности ракеты дальностью до 500 км. Такие ракеты нам нужны».

Но всего этого сделано не было.

«Свои обязательства по отказу от ядерного оружия Украина выполнила – порезав, отдав России либо отдав в музеи свои стратегические бомбардировщики, а также уничтожив шахтные пусковые установки для запуска баллистических ракет, – отмечает Денис Попович. – Однако участники Будапештского меморандума не выполнили своих обязательств перед Украиной. Один из «гарантов» – Россия осуществила аннексию Крыма и развязала войну на Донбассе. Усилия других подписантов по восстановлению территориальной целостности нашей страны пока не приносят видимого эффекта. Поэтому в Украине время от времени звучат мнения о том, что мы зря отказались от ядерного оружия и даже предложения восстановить ядерный статус».

Ядерный потенциал Украины: гарантии, которых не было

Читайте также
Встреча Трампа и Путина: беспокойство на фоне неопределённости

Кравчук признал, что проблемой Будапештского меморандума был механизм его применения. Речь о том, что на самом деле никаких «железобетонных» гарантий безопасности Украине он не давал.

Об этом, в частности, пишет бывший посол США в Украине, эксперт аналитического центра Brookings Institution по вопросам ядерного разоружения Стивен Пайфер, подчеркивая, что если бы Украина могла предвидеть, что произойдет в 2014 году, то не согласились бы на подписание Будапештского меморандума.

https://twitter.com/steven_pifer/status/1008943066420596737

Об этом же недавно в своем Facebook написал экс-глава СБУ и Минобороны, бывший секретарь СНБО Евгений Марчук. Он подчеркнул, что Будапештский меморандум содержит слабые пункты, позволившие другим странам не так резко реагировать на поведение РФ.

По словам Марчука, в тексте документа нигде не употребляется слово «гарантии», вместо него – «заверение», что меняет ситуацию не в пользу Украины.

«Некоторые влиятельные американские комментаторы, в частности, некоторые бывшие послы США в Украине, тогда полуофициально, а сейчас политологи обратили и обращают наше внимание на следующее. Во-первых, в англоязычном оригинале текста меморандума ни в его названии, ни в самом тексте ни разу не употребляется слово «гарантии» – «guarantees». Тем более, нет словосочетания «дают гарантии»… И в названии, и в тексте в основном используется формула «заверения» – «assurances» – Memorandum on Security Assurances», – отметил Марчук.

Он поясняет, что письменные «заверения» ядерных государств, постоянных членов Совета Безопасности ООН, приобретают значение «гарантий», поэтому в Верховной Раде документ называется: «Меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия».

Марчук также отмечает, что в статье 2 Меморандума идет речь о том, что РФ, Великобритания и США подтверждают свое обязательство воздерживаться «от угрозы силы или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины, и никакое их оружие никогда не будет использоваться против Украины».

«В этой статье единственный раз в меморандуме употребляется словосочетание «подтверждают свое обязательство – reaffirm their obligation». Это очень важный момент, его не хотят замечать скептики. Во-первых, подписанты «подтверждают свое обязательство» и далее по тексту. И что очень важно, что «никакое их оружие никогда не будет использоваться против Украины»… То есть не только ядерное… На мой взгляд, это ключевая статья меморандума. Украина плохо использует ее в дискуссиях», – считает Марчук.

Читайте также
Ядерный демарш Саудовской Аравии и его смысл

О слабости Будапештского меморандума вспомнил недавно и президент Украины Петр Порошенко, комментируя соглашение между лидерами США и КНДР об отказе последней от ядерного оружия в обмен на гарантии безопасности. «Надеюсь, что гарантии безопасности со стороны США в связи с денуклеаризацией полуострова учтут недостатки Будапештского меморандума относительно гарантий безопасности Украине», – отметил Порошенко.

По мнению Анатолия Матвеева, гарантии, которые нам дали страны-подписанты за отказ от ядерного оружия, могли быть более существенными и четкими.

«Россия постоянно провоцировала – вспомним начало 1990-х и ситуацию с Крымом, а затем Тузлу в 2003 году. В 2014 году Кремль уже откровенно нарушил Будапештский меморандум и напал на Украину… Да, США и Великобритания сегодня оказывают помощь Украине, и за это мы должны быть благодарны, но они все равно не смогли остановить российскую агрессию, по сути, страны-подписанты не смогли обеспечить безопасность Украине. И то, что мы видим сегодня, — попытка решить проблему через «нормандский формат», где нет ни США, ни Великобритании, является не очень эффективным механизмом», – подчеркивает экс-начальник военной контрразведки СБУ.

Ядерный потенциал Украины: не было выхода

Эксперты, несмотря критику Будапештского меморандума, называют отказ Украины от ядерного оружия в те годы правильным решением.

«Пункты управления, то есть централизованное управление ракетно-ядерным вооружением, находились за пределами Украины. Это значило, что самостоятельно запустить эти ракеты с точки зрения управления мы не могли, – поясняет Матвеев. – Ядерные боеприпасы, которые находились на вооружении, требовали периодического регламента, то есть обслуживания. Без России мы не могли этого делать, за исключением только отдельных регламентных работ. Даже если бы мы попытались удерживать это оружие, это было бы для нас очень дорого. В рамках тогдашнего экономического и финансового положения Украины это было фактически нереально».

Он также отмечает, что траектория и дальность полетов имеющихся в Украине ракет составляла более 10 тыс. км. «То есть они были направлены на США. А обострять в рамках международных отношений свои отношения с США и Великобританией, с которыми нам нужно было дружить, было бы неправильно», – уверен Матвеев.

По его словам, рано или поздно мы бы подошли к рубежу, когда закончился бы ресурс использования ракет в боевом дежурстве, и тогда их нужно было утилизировать. Самим. А так, с этим помог Запад.

Не стоит забывать и о том, что как страна, владеющая ракетно-ядерным оружием, Украина в те годы находилась под прицелом своих оппонентов.

Читайте также
Украинский экспорт «тянут» на себе аграрии, металлурги и Россия

«Нет сомнений, что ракеты, находившиеся на вооружении в Штатах, были направлены на наши административные и другие стратегические объекты», – говорит Матвеев.

Военный эксперт Олег Жданов, признавая, что если бы Украина осталась в клубе ядерных держав и сохранила бы хотя бы частично ядерное оружие, то и отношение к нам было бы совсем другим. Он также подчеркивает, что украинская экономика 90-х не потянула бы содержание ядерного потенциала.

«Оперативно-тактическое и тактическое вооружение мы смогли бы потянуть. Наша ракетная дивизия в составе Вооруженных сил Украины сохранялась вплоть до 2005 года, пока ее не расформировали. То есть, мы могли обладать оперативно-техническим оружием и содержать его. Это не требовало особых затрат и в принципе укладывалось в наш военный бюджет, – считает Жданов. – Что касается стратегического вооружения, это пусковые установки дальнего действия и другие пусковые установки – это очень дорогое удовольствие. Их содержание, обеспечение и организация боевого дежурства на больших комплексах – это большие затраты. Намного больше, чем выделялось у нас на оборону».

Ядерный потенциал Украины: новые планы

После нападения России отечественные политики всех мастей начали говорить о необходимости вернуть Украине статус ядерной державы. Об этом, в частности, заявляли представители партий «Свобода», «Национальный корпус», «Народный фронт».

Новый глава Социалистической партии Украины Илья Кива уверяет, что после своего избрания президентом вернет Украине ядерный статус. «Мы исправим то, что сделали преступники, разграбившие армию и страну. Мы восстановим обороноспособность. Я верну Украине ядерный статус – у нас для этого достаточно технологий. И вы, русские, будете разговаривать с нами на равных. Вы прекрасно знаете, что договариваться сегодня можно только с позиции силы. И мы заставим вас уважать нашу страну», – заявил глава СПУ на одном из российских каналов.

Даже секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов считает, что остановить «агрессивную ядерную страну от масштабного вторжения», может только современное, мощное оружие сдерживания.

Читайте также
Ким Чен Ын играет на нервах ядерного клуба

«Нравится нашим партнерам или нет, но мы должны работать над таким оружием стратегического уровня, оружием, которое может эффективно поражать врага на любом расстоянии, – заявил глава СНБО, подчеркнув, что ни у кого нет ни морального, ни юридического права не дать Украине реализовать эту идею. – Украина, пройдя драматические испытания, осознала, что надо, прежде всего, рассчитывать на собственные силы. Будапештский меморандум, который давал нам в обмен на ядерное разоружение гарантии безопасности, не стоит бумаги, на которой он был написан».

Экс-министр иностранных дел Украины, директор Центра исследования России Владимир Огрызко, позитивно воспринял такие заявления Турчинова.

«Наконец-то, до нашего политического руководства начало доходить, что одной обеспокоенностью мы сыты не будем, – отмечает он. – И обеспокоенностью мы Украину защитить не можем. Хорошо, что наше политическое руководство начинает понимать, что нам пора от оборонительной тактики переходить к тактике реального сдерживания (российской агрессии). Не просто просить у американцев вооружение, но и иметь в своем распоряжении такие виды вооружения, которые дали бы нам возможность реально угрожать, и об этом надо говорить громко, нашему противнику. Это ракеты среднего радиуса действия, которые должны долетать до Москвы и немного дальше, это до 5 тыс. км… Я думаю, что после того, что произошло в 2014 году, мы на всё имеем право. И мы должны пользоваться этим правом».

Один из основателей сервиса «Полевая почта», волонтер и военный писатель Александр Сурков интересуется: «Просто интересно. После аннексии Крыма правительство Украины официально обращалось к странам-подписантам Будапештского меморандума с требованием обеспечить задекларированные там гарантии нашей территориальной целостности? Если нет, но не следует ли это сделать и дождаться ответа?»

В случае ответа отрицательного или невнятного, по мнению Суркова, следует в одностороннем порядке объявить, что Украина отказывается от «безъядерного статуса».

«И вот только не нужно снова заводить мантру про «огромнющие деньги на содержание». Тактический ядерный боеприпас особой каши не просит. Дорогие средства доставки за тысячи километров – все эти СС-20 и Ту-95. А кто с радостью разместит у нас свой стратегический – это давно известно… В Севастополе, на российской военной базе ЯБП, кстати, находился всегда и имеется сегодня, – уверяет волонтер. – И опять же, не надо про «Путин нападет». Захочет Кремль применить ядерное оружие – он это сделает вне зависимости от того, есть оно у Украины или нет. Но если есть – подумает не трижды, а пятикратно… Тактическому ядерному оружию – быть!»

Ядерный потенциал Украины: насколько реально

Читайте также
Эхо Чернобыля: в Украине появится радиоактивная свалка

Военный эксперт Олег Жданов считает, что Украина при современных технологиях и при нормальном финансировании вполне может возобновить ядерный потенциал.

«Мы страна в плане ресурсов и экономики, довольно уникальная. Это позволяет нам организовать замкнутый цикл на территории нашей страны без внешних источников. У нас есть плутоний, есть полный цикл ракетного производства, конструкторские бюро ракетостроения, – перечисляет Жданов. – Нам достаточно построить обогатительную фабрику, и мы можем спокойно возобновить ракетные войска. Имея столько ядерных реакторов – не проблема один из них переориентировать. Почему закрыли Чернобыльскую станцию? Потому что одна из ее главных задач состояла в производстве оружейного плутония из обогащенного урана. На выходе реакторы выдавали 238-й плутоний. Но Европа настояла, чтобы их закрыли, хотя первый и второй реактор прекрасно работали, никаких аварий не было и можно было и дальше эксплуатировать эту станцию».

При этом эксперт подчеркивает, что никто в мире сейчас не разрешит нам легально и открыто создавать ядерное вооружение и потенциально становиться еще одним членом ядерного клуба. «Хотя Израиль, за счет удаленности и грифа секретности, разработал, поставил в строй, а потом объявил на весь мир, что да, они являются обладателями ядерного оружия. И ничего не случилось», – напоминает Жданов.

Военный обозреватель Денис Попович отмечает, что восстановление стратегических ядерных сил – почти невыполнимая задача для Украины. А вот планы получить тактическое ядерное оружие могут оказаться куда более реальными.

«Украина уже располагает некоторыми средствами доставки этого оружия. Во-первых, это дальнобойные 203-мм советские самоходные орудия 2С7 «Пион», которые изначально были предназначены для стрельбы ядерными артиллерийскими боеприпасами на расстояние свыше 40 км, – поясняет Попович. – Теоретически ядерным зарядом могут быть оснащены 300-мм ракеты реактивной системы залпового огня «Смерч», которые также имеются в украинской армии. В этой связи можно вспомнить о том, что Украина модернизировала РСЗО «Смерч», создав высокоточную, корректируемую ракету «Ольха, разработки киевского КБ «Луч» способную поражать объекты на расстоянии более 120 км. Комплекс «Ольха» уже прошел государственные испытания и вскоре появится в армии. Он, конечно же, не является носителем ядерного оружия, однако, если захотеть, то нет ничего невозможного».

Кроме того, по словам аналитика, в Украине испытывается крылатая ракета «Нептун», которая может поражать морские и наземные цели на дальности до 300 км.

«Также КБ «Южное»  в интересах Саудовской Аравии разрабатывает оперативно-тактический ракетный комплекс «Гром-2» с радиусом действия в 280 км. Предполагается, что после выполнения  контракта с саудитами, этот ОТРК может появиться и на вооружении украинской армии», – продолжает Попович, подчеркивая, что и «Нептун», и «Гром-2» не являются носителями ядерного оружия, но, опять же, нет ничего невозможного.

Проблема, по словам эксперта, в том, что природный уран, включая тот, который добывается в Украине, сам по себе непригоден для создания ядерных боеприпасов. К тому же, наша страна не располагает мощностями, предназначенными для обогащения урана либо извлечения плутония.

«Мы в принципе не можем производить ядерное оружие. Однако в условиях нашего государства строительство таких мощностей возможно. По большому счету, это вопрос времени (достаточно непродолжительного), денег (порядок цифр исчисляется миллиардами долларов), а также кадров. Однако скрыть создание такого технологического цикла очень сложно», – подчеркивает Попович.

Пойдя против международного сообщества, Украина может превратиться в страну-изгоя. После чего нас попросту уничтожат – и соседи, и собственная глупость.

Директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский уверен, что в украинских реалиях можно говорить разве что о создании «ракетного щита» для сдерживания потенциального противника от агрессивных действий. Но, опять же, возникает вопрос о необходимых для этого ракетах. «Закупка двух-трех ракет вопрос не решит. Для того, чтобы нанести удар, например, по России, нужно более сотни ракет. А это весьма дорогое удовольствие», – поясняет эксперт.

Сунгуровский также отмечает, что появление таких ракет в Вооруженных силах Украины сразу станет причиной для нанесения превентивного удара Россией, у которой такое оружие уже есть.

Впрочем, РФ не нужны поводы, чтобы наносить удары. И это прочувствовали уже не только сопредельные с ней государства.

Ядерный потенциал Украины и мировые тенденции

Экс-начальник военной контрразведки СБУ Анатолий Матвеев подчеркивает, что сейчас идет не просто война между Украиной и Россией, а геополитический конфликт.

«Россия провоцирует по всему миру. По сути, идет противостояние между НАТО и Россией. И Украина здесь, в определенной степени, выступает разменной монетой, – уверен Матвеев. – Конечно, угрозу дестабилизации в регионе представляет Россия. Ее нападение на Украину, а еще раньше на Грузию, тому пример. Кроме того, происходят постоянные провокации в воздухе и на море стран НАТО со стороны Кремля. Испытание оружия в Сирии – это также испытание эквивалента Альянса. Они системно изучают поведение НАТО».

Читайте также
«Плохой игрок»: Иран заигрался с ракетами

Запад не на шутку испуган тем, что РФ разместила свои «Искандеры», имеющие дальность 400-500 км, в Калининграде. Россия активно наращивает ядерное вооружение, проводит ядерные испытания (по данным The National Interest, в последние месяцы она испытывала межконтинентальные баллистические ракеты наземного и подводного базирования, а также ракеты малой дальности) и снабжает ядерными технологиями другие авторитарные режимы (российский след, по некоторым данным, имеется в получении бомб Ираном и КНДР). И тут уже просто озабоченностью не отделаться.

«Разрабатывая новое оружие, РФ снижает порог использование ядерного оружия во время потенциального конфликта, его крайне важно избежать», – заявил недавно генсек НАТО Йенс Столтенберг в интервью DW, подчеркнув, что Россия разрабатывает как неядерный, так и ядерный военный потенциал.

Столтенберг уверяет, что НАТО не хочет новой «холодной войны», не хочет новой гонки вооружений и не хочет изолировать Россию. Но отвечать на вызовы приходится.

«Мы не копируем то, что делает Россия. Мы не отвечаем танком на танк или ракетой на ракету, или ядерным оружием на ядерное оружие. Но мы должны быть уверены в том, что НАТО сможет адаптироваться, если мы увидим, что Россия действует еще более решительно, инвестируя средства в новое современное оборудование, чаще проводя обучение, – заявил генсек Североатлантического альянса. – А также, если мы увидим, что РФ хочет использовать свою военную мощь против соседей. Мы видели это в Грузии, теперь мы наблюдаем это в Украине. Российские войска также присутствуют в Молдове без согласия молдавских властей. Такая модель поведения сложилась в последние несколько лет и НАТО отвечает на нее».

С ответом пока как-то не очень. Россия же, меж тем, нафаршировывает ядерными боеголовками аннексированный Крым. Об этом, в частности, заявляли нардепы Мустафа Джемилев и Игорь Мосийчук, подчеркивая, что угроза нависла не только над Украиной, но и над всем Черноморским бассейном.

Генерал-лейтенант Игорь Романенко уверяет, что РФ подтянула к российско-украинской границе четыре ракетные бригады «Искандеров» с ядерными боеголовками. Есть они и на Дальнем Востоке (привет ситуативному российскому союзнику Китаю).

В конце 2016 года одна израильская спутниковая компания сообщила, что засекла пусковые установки «Искандер» в Сирии, где, как известно, в коалиции с войсками Асада воюют россияне.

Научный сотрудник Atlantic Council, издатель журналов Business Ukraine и Lviv Today Питер Дикинсон делает печальный вывод: «Провал Будапештского меморандума сформировал атмосферу международной безопасности, при которой военная мощь вновь стала главным арбитром решения международных дел. И это явно не тот климат, который способствует разоружению. Наоборот: возможно, сейчас мир вступает в новую опасную эру распространения ядерного оружия, отсчетом которой историки будущего сочтут конец февраля 2014 года, когда Россия начала вторжение в Украину».

По мнению Дикинсона, президент США Дональд Трамп надеялся, что достигнув какого-то соглашения по денуклеаризации Северной Кореи, он обеспечит себе место в истории.

«Сейчас выглядит так, что до этой мечты еще очень далеко, – подчеркивает представитель Atlantic Council. – Вместо этого мы, скорее всего, станем свидетелями того, как другие страны начнут стремиться получить и себе такой ядерный статус, как у Пхеньяна. Когда речь заходит о ядерном разоружении, такое обманчивое соглашение уже имело место в 1994 году, став одним из самых катастрофических в истории. Украинцы уже выплачивают ужасную цену за то фиаско».

По всему выходит, что ядерных дубин в мире будет становиться всё больше. Равно как угроз того, что в один далеко не прекрасный момент современные дикари пустят эти дубины в ход.

Поделиться в соц сетях
Оставить комментарий

Выбор редакции

Новые градостроительные нормы: изменится ли что-то в Украине

Осень 2018 года стала весьма насыщенной для украинцев в плане нововведений. Среди последних стоит...

12/10/2018

Продажа «Кузницы на Рыбальском»: афёра или сделка года

Президент анонсировал продажу своего столичного актива – завода «Кузница на Рыбальском». Новым со...

12/10/2018

Судебная реформа в Украине: зарплаты, кадры, решения

Состояние судебной системы в Украине вот уже долгие годы вызывает постоянные нарекания украинцев ...

11/10/2018

Выборы-2019: Андрей Садовый решил податься президенты

В полку кандидатов в президенты Украины прибыло: вслед за мэром Глухова Мишелем Терещенко о своих...

10/10/2018