Суббота, 23 марта, 2019

Европейские СМИ о ситуации в Украине: как меняется характер публикаций

Европейские СМИ об Украине

В последние несколько лет в зарубежных СМИ стали все чаще писать о том, что происходит в Украине.

Европейские СМИ о ситуации в Украине: Петра Прохазкова, «Deník N» (Чехия)

В Украине самая сильная армия в Европе после российской из числа не входящих в НАТО. Сегодня Киев выделяет на модернизацию ВСУ пять процентов ВВП и может послужить примером для многих стран НАТО. С 2014 года украинцы увеличили военный бюджет в пять раз. Сегодня их армия насчитывает на 100 тыс. человек больше, чем до аннексии Крыма и конфликта на Донбассе. До распада СССР в 1991 году Украина была третьей ядерной державой мира (после США и России); располагала пятью дивизиями 43-й ракетной армии, которая играла важную роль в рамках распавшихся советских вооружённых сил. На территории Украины находились шахты с ракетами УР-100Н и РТ-23 УТТХ. Кроме того, украинцам достались и подвижные ракетные комплексы «Пионер». В общей сложности на вооружении Украины стояло 176 баллистических ракет, 2600 единиц тактического ядерного оружия, ракетные комплексы оперативно-тактического назначения Р-300, комплексы «Точка», 44 стратегических бомбардировщика Ту-160 и Ту-195МС. В 1991 году армия Украины была одной из самых сильных в мире. Но 5 декабря 1994 года конец ядерной эре Киева положил Будапештский меморандум.

Читайте также
Выборы-2019: досрочный провал условных демократов

Украинцы откровенно говорят о войне, в которой могут столкнуться две армии: в одной – 766 тыс. человек, а в другой – всего 160 тыс. бойцов. В случае мобилизации Россия может поставить под ружьё ещё около 1,35 млн военнослужащих запаса. Украина может мобилизовать около 850 тыс. человек. Всё это только приблизительные цифры, которые опубликовало авторитетное агентство Global Firepower.

Однако Россия превосходит Украину не только численностью бойцов, но и техническими и технологическими возможностями. В прямом столкновении с Россией без помощи других стран украинцы вряд ли могли бы рассчитывать на победу. По крайней мере, в море и в воздухе шансов у них точно не было бы. Правда, на суше россиян мог бы ожидать неприятный сюрприз, хотя, вероятно, удивление не продлилось бы долго. По мнению политолога Томаша Шмида, Украина смогла бы противостоять России лишь ограниченное время: «И то в случае, если личный состав не поддастся панике. Если Россия применит весь свой арсенал, то они продержатся максимум несколько недель. Но, скорее всего, украинцы потерпели бы поражение ещё раньше. Деморализация быстро разъест истекающую кровью украинскую армию даже безотносительно того, что, вероятно, произойдёт распад государства как такового: его политического руководства, институтов, а с ними и всех функций государства».

Сначала, скорее всего, Россия нападёт с воздуха, и тогда Украина задействует свои средства ПВО. Далее, видимо, будут применены другие виды оружия. Если столкновения произойдут в море, то Украине нечем ответить: её флот остался в оккупированном Крыму. Сегодня у Украины нет ни одного большого военного крейсера, и 60 российским подлодкам ей противопоставить тоже совершенно нечего. Не только в море, но и в воздухе украинцам недоставало бы техники. Лучше всего украинская армия могла бы проявить себя на суше. Сегодня её состояние лучше, чем было в 2013 году при президенте Викторе Януковиче, и, тем не менее, сражения больше походили бы на трёпку.

У патриотического подъёма Украине есть свои пределы, и сегодня многие молодые украинцы предпочитают переехать в Прагу и не идти служить. В случае т.н. большой войны в сторону запада двинулись бы миллионы украинских беженцев. Но ни деньги, ни решимость, ни патриотический подъём не помогли бы в конфликте с Россией. В целом мнения о том, кто победил бы в российско-украинской войне, однозначны: эксперты и политики не оставляют Украине ни единого шанса. Они расходятся только в прогнозах о том, сколько времени украинской армии удалось бы сопротивляться российскому натиску. Единственный выход – это предотвратить войну.

Европейские СМИ о ситуации в Украине: Уго Трамбалли, «Il Sole 24 Ore» (Италия)

Инцидент в Керченском проливе – это без всяких сомнений провокация. «Президент Украины занимает пятое место в предвыборном рейтинге, поэтому ему нужно было предпринять что-то», – заявил Владимир Путин. И он прав. Пётр Порошенко мог иначе разобраться с этой ситуацией в Керченском проливе. Он действовал именно так, потому что в конце марта, когда будут проходить выборы, он сможет обратиться к Украине, облачённой в военную форму и мобилизованной против российской угрозы.

Порошенко знал, что есть причины, почему Россия душит украинские порты в Азовском море; он знал, что на провокацию в отношении своих моряков Москва как всегда ответила бы силой; он знал, что западные страны должны были принять решение о продлении санкций против Путина, а в подобных обстоятельствах этого сложно не сделать; он знал, что даже Трамп не сможет игнорировать эти события, встречаясь с Путиным на саммите G-20 в Буэнос-Айресе.

Читайте также
Выборы-2019: сколько стоит стать президентом

Расширение НАТО – это, безусловно, тактическая ошибка, как и высокомерное решение США о выходе из соглашения по РСМД и работе над так называемым космическим щитом. Но когда звучат обвинения о расширении НАТО, обличители всегда забывают, что о нём просили поляки и прибалты.

Мораль состоит в том, что мир в Европе сегодня оказался в руках русских и украинцев, причём обе стороны ненадёжны. Два лидера и их народы могут легко спровоцировать новый инцидент и развязать войну, и Европе трудно будет остаться в стороне. Как и европейские монархи в 1914 году, почти все состоявшие в родстве друг с другом и бывшие внуками королевы Виктории, мы в Старом Свете прячем голову в песок, делая вид, что забыли о продолжающейся с 2014 года войне, в которой уже погибли более 10 тыс. человек.

У нас нет действенной структуры коллективной безопасности, которая могла бы пресечь провокации, подобные той, какую мы наблюдали в Керченском проливе. Мы делаем вид, что не знаем, что в Сирии и Ираке ИГИЛ вновь восстанавливается: оно больше не контролирует важные территории, но в его руках остались деревни и небольшие города. Было бы глупо и неуместно не задаться вопросом: должны ли мы умирать за Азов? Весной 1939 года европейцы уже спрашивали себя, стоит ли погибать за Данциг (анклав, на который покушались нацисты). А потом в сентябре Гитлер захватил всю Польшу, и вопрос о Данциге утратил актуальность.

Европейские СМИ о ситуации в Украине: Анна-Лена Лаурен, «Suomen Kuvalehti» (Финляндия)

Россия и Украина воюют вот уже четыре года. Из-за этого прямые перелёты из Москвы в Киев были прекращены ещё в 2015 году. Однако каким-то чудом случилось так, что между Москвой и Киевом по-прежнему ходит сине-жёлтый поезд.

Мне нужно получить в Киеве два разрешения, лишь после этого я смогу достичь своей цели и законно добраться до Крыма. Ситуация сильно отличается от того февральского дня в 2014 году, когда поступила информация, что в Симферополе находятся «зелёные человечки». Тогда я сразу же полетела в Симферополь. Сейчас из Москвы тоже можно добраться до Симферополя на самолёте, но после этого путь в Украину будет закрыт.

Украина не может заставить Россию вернуть Крымский полуостров. Но она может делать всё возможное, чтобы ситуация не воспринималась как нормальная. Самое опасное с точки зрения Киева – то, что ситуация может быть признана таковой. Насильственное присоединение Крыма может стать чем-то нормальным, и не только в глазах России, но и в глазах всего мира.

Читайте также
Бизнес и власть: как Трамп и Порошенко используют предпринимательский опыт на должности президента

Крымский мост – драгоценный камень государственного аппарата Путина. Он настолько дорогой, большой и грандиозный, что стране нужно сохранить его любой ценой. Он частично возведён на территории Украины без получения от страны специального разрешения, что является незаконным действием и риском для безопасности. Разные радикальные группировки обещали взорвать мост ещё тогда, когда строительство только началось.

Кремль утверждает, что мост тщательно охраняется, но всё же обеспокоен ситуацией. Российские пограничники начали контролировать каждый корабль, проходящий между Чёрным и Азовским морем. У России нет на это права, поскольку Керченский пролив в соответствии с международным законодательством не является российским, у Украины и России есть равные права на свободное передвижение по этой территории. Эти проверки привели к упадку украинского порта Мариуполь. Ситуация в отношениях России и Украины сейчас такова, что вне зависимости от того, как поступит одна из сторон, вторая в любом случае будет трактовать это как провокацию.

Не исключено, что события в Керченском проливе приведут к войне, хотя я не считаю это вероятным. Войны часто начинаются после подобных мелких перепалок. Обстановка может накалиться слишком сильно. Украина просит помощи у Запада, и часто её получает. Однако на деле она действует против России в одиночку. Ни одна страна Европы, как и Америка, не готова начинать войну из-за Украины. Россия это знает. Вся украинская ситуация свидетельствует о том, как важно стараться предотвращать каждый конфликт на максимально раннем этапе. Когда ошибка уже совершена, более слабая сторона страдает сильнее.

Европейские СМИ о ситуации в Украине: Андрес Ридел, «Svenska Dagbladet» (Швеция)

Можно понять, почему Украина чувствует потребность защищаться от российского влияния. Но едва ли запрещать книги – правильный путь. Я был немало удивлён, когда узнал, что русский перевод моей книги «Книжные воры» на днях запретили в Украине – вместе с 26 другими книгами. Эти книги заклеймили за распространение ложного образа страны. В чёрном списке есть всё: от детских книг и романов до исторических трудов, ибо они «пронизаны коммунистической идеологией».

По иронии судьбы, в чёрный список попала книга, которая как раз рассказывает о цензуре, разграблении библиотек и уничтожении книг. «Книжные воры» начинаются с описания костра из книг, устроенного нацистами в мае 1933 года, и списков ненавистной литературы, которые они составляли. В книге я рассказываю, что Украина вместе с Польшей сильнее всех пострадала от нацистских грабежей и «книжных зачисток». В России же и «Книжные воры», и «Мародёры» вышли, несмотря на то, что в них пространно описываются и грабежи Красной армии, которая не сильно отставала от нацистской Германии.

Читайте также
Битва за власть в Украине: что показали выборы в ОТГ

Так что же такого опасного Украина увидела в «Книжных ворах»? В книге я рассказываю о нескольких библиотеках, которые эмигранты создавали в Париже с XIX века и вплоть до Второй мировой войны. Одна из них – украинская библиотека, основанная в 1929 году в память Симона Петлюры. В 1917 году он участвовал в создании недолго просуществовавшей Украинской народной республики, но был вынужден бежать, когда Красная армия разгромила режим в начале 1920-х. Пару лет спустя Петлюру застрелили на улице в Париже.

За этим убийством стоял поэт Самуил Шварцбурд. На суде он сказал, что казнил человека, который уничтожил множество людей. По словам Шварцбурда, 14 членов его семьи были убиты при Петлюре. По оценкам, в УНР прошло более 1300 погромов и были убиты десятки тысяч евреев. Десятки тысяч женщин были изнасилованы, более полумиллиона людей остались без крыши над головой. Насилие достигло невероятных масштабов, многих забили до смерти, сожгли живьём, многим перерезали горло. Этот фрагмент и стал причиной занесения книги в чёрный список. Роль Симона Петлюры в погромах горячо обсуждают ещё с 1920-х годов. Но в современной Украине его восхваляют как героя.

Ранее в этом году в Украине запретили «Сталинград» Энтони Бивора. В своей книге он описывает, как войска СС в 1941 году принудили украинских милиционеров убить 90 еврейских детей. Это исторический факт, который Государственный комитет телевидения и радиовещания Украины назвал «советской пропагандой». Нетрудно понять, почему Украина в последние годы пытается защититься от влияния России. Но заносить литературу в чёрный список и преподносить историю страны, замалчивая и отрицая факты, – едва ли признак здоровой демократии. Хотя бы это должно стать ясно из моей книги.

Европейские СМИ о ситуации в Украине: мнение отечественных экспертов

«Даже в 2014-2015 гг. западные СМИ не уделяли много внимания Украине, не говоря уже о сегодняшнем дне, – отмечает политический аналитик Денис Гаевский. – На сегодняшний день Украина находится на периферии внешней политики ЕС и США. С течением времени в западных СМИ появляется всё больше критических материалов по отношению к Киеву».

Эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Даниил Богатырёв говорит, что мировые СМИ освещали, к примеру, инцидент в Керченском проливе гораздо более сдержанно, нежели украинские.

«Прежде всего, это касается европейских изданий, некоторые из которых в первые дни конфликта даже писали о том, что Порошенко использует его для отмены выборов. При этом критика в адрес российской стороны была весьма сдержанной. Более радикальны в этом вопросе американские СМИ, но и они предпочитали рассматривать керченский инцидент не вырванным из контекста, а в перспективе, напоминая о событиях в Крыму в 2014 году и всём развитии украино-российских отношений после Майдана. Financial Times называет кризис в Керченском проливе «подтверждением неспособности решить вопрос Крыма в двусторонних отношениях с 2014 года». Таким образом, однозначной поддержки украинской стороны и жёстких обвинений России в западной прессе мы почти не видим. Тем не менее, это не относится к политике. Все мы помним отмену встречи Трампа и Путина по инициативе американского президента из-за керченского инцидента», – напоминает Богатырёв.

Читайте также
Политические итоги 2018 года: неоднозначные результаты работы Верховной Рады

Политолог Александр Гаврутенко говорит, что не часто следит за высказываниями иностранных СМИ об Украине по одной простой причине: украинский политический бомонд  десятилетиями пытался прислушиваться к шёпотам немногих деятелей извне и оставался глухим к крикам миллионов граждан внутри страны.

«Современный украинский политик даже от западных партнёров не ищет, не ждёт и не воспринимает советов и пожеланий о вопросах того, как нам развивать страну. Единственное, что его интересует – это как и где заручиться поддержкой и гарантиями развития своей политической карьеры. Уверен, что иностранные СМИ, которые объективно освещают события в Украине, а не реализовывают соответствующие PR-заказы, сегодня как никогда солидарны и созвучны с украинским обществом. Кредит доверия и ожидания серьёзных системных изменений от старых политиков себя исчерпан как там, так и здесь», – отмечает Гаврутенко.

Публицист Елена Маркосян считает, что характер высказываний в европейских СМИ по отношению к Украине остаётся прежним: заготовленные политические заявления идут своим чередом, но на их фоне всё чаще появляются критические и экспертные публикации, в которых общественное мнение готовят к более радикальной смене курса в отношении России.

«Так же выглядит ситуация и в Европарламенте. Бросать Украину никто не собирается, потому что Запад уже понимает, с кем имеет дело. Пока эта власть на троне, от неё можно ждать чего угодно. В том числе и разоблачительных слов в адрес внешнего вмешательства с целью поддержать госпереворот и начать активные военные действия на востоке страны. Украина для Запада стала чемоданом без ручки: и нести трудно, и бросить жалко. А власть в Киеве этим пользуется как только может», – заключает Маркосян.

Экс-нардеп Александр Голуб говорит, что судя по публикациям целого ряда западных изданий, интерес к  внутренней ситуации в Украине постепенно сходит на нет.

«Хотя ситуация в нашей стране и ранее особо не интересовала большинство европейцев. Хозяева СМИ изначально раздували антироссийскую истерию, руководствуясь совершенно иными целями, нежели чаяния украинских граждан. Теперь же они начинают понемногу замечать и вытаскивать на свет такие неприятные для Киева темы, как фантастическая  коррупция, проявление откровенного нацизма, нарушение прав и свобод человека. Однако, на мой взгляд, излишне радоваться по этому поводу не стоит. До тех пор, пока украинский режим будет идти в фарватере интересов западных стран, он будет «своим сукиным сыном», которого будут понемногу журить, но всё-таки поддерживать. А все критические оценки нужны только для того, чтобы Запад в удобный момент мог «спрыгнуть» со своих слов и обещаний, данных авансом в период государственного военного переворота», – отмечает Голуб.

Поделиться в соц сетях
Оставить комментарий

Выбор редакции

Вторжение России в Украину: насколько реальна угроза со стороны РФ

Начальник Генштаба ВСУ Виктор Муженко и президент Петр Порошенко заявили об угрозе вторжения росс...

15/3/2019

В Украине вводят новые ограничения на расчеты наличными: зачем и кому это нужно

Теневая экономика, по мнению экспертов, является одной из основных причин бедности украинского го...

6/3/2019

Президентские оговорки по Фрейду: о чем могут рассказать ляпы Петра Порошенко

По количеству неоднозначных оговорок, сделанных за время президентской каденции, Петр Порошенко р...

4/3/2019

Глобальный спад производства является угрозой для мировой экономики: почему так происходит

Проблемы в мировой экономике начались намного раньше 2019 года. Рынки начали сваливаться в штопор...

1/3/2019