Вторник, 23 октября, 2018

ГТС Украины: что ждет украинскую трубу после запуска «Северного потока – 2»

Северный поток – 2

Перипетии вокруг судебного решения Стокгольмского арбитража в деле «Нафтогаза» и «Газпрома», а также приостановка его действия затмили другой тесно связанный с газом вопрос – судьбу украинской газотранспортной системы после запуска газопровода «Северный поток – 2» в обход Украины.

«Северный поток – 2»: от задумки до реализации

Газопровод «Северный поток-2», который решили реализовывать после начала работы маршрута «Северный поток-1» в 2012 году, должен был стать еще одним альтернативным путем доставки российского газа из РФ в Европу. Протяженность «Северного потока-2» должна была составить 1223 километра, а пропускная способность обеих ниток газопровода – 55 млрд кубометров газа в год. Окончание работ запланировано на следующий, 2019 год.

Читайте также
«Смоет» ли «Северный поток-2» украинскую ГТС

С самого начала его строительства эксперты окрестили трубопровод газовой удавкой на шее украинской газотранспортной системы, призванной лишить Украину возможностей и доходов от транзита российского газа. После начала открытого противостояния между Украиной и РФ, начавшегося с оккупации последней Крыма, данный вопрос получил дополнительную остроту, добавив еще яркую политическую подоплеку.

Разумеется, в интересах Украины было бы заблокировать строительство «Северного потока-2», о том, что это вполне реально, говорил опыт так называемых «Южного» и «Турецкого» потоков, замороженных в 2014 и 2015 годах. Последний, правда, возобновился, но опыт прекращения таких масштабных проектов – имеется.

Тем не менее, судьба «Северного потока» зависит от позиции стран Западной Европы, а не Украины, а их мнение на редкость различно. Так, еще 9 ноября 2017 года Еврокомиссия признала проект «Северный поток-2» (Nord Stream 2), который предполагает строительство к 2019 году двух ниток газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря, бесполезным для Европы. В бюллетене также подчеркивалось, что Евросоюз будет настаивать на сохранении транзита российского газа через Украину.

Однозначно против газопровода в 2017 году выступили страны Балтии и Скандинавии, впрочем, последние переменили мнение в 2018 году и Финляндия в апреле, а Швеция в июне разрешили прокладку газопровода в своих территориальных водах. Впрочем, министр предпринимательства и инноваций Швеции Микаэль Дамберг подчеркнул, что страна идет на это неохотно и «что у правительства отрицательное отношение к проекту в целом, так как есть риск того, что он противоречит целям Энергетического союза, а также из-за последствий для Украины как страны-транзитера российского газа, из-за значительных экономических потерь, которые могут возникнуть».

Однозначно «за» газопровод выступила Германия, предоставившая все разрешения еще в марте.

Единственной неопределившейся стороной осталась Дания, впрочем, по данным российских экспертов, даже ее отказ не будет критичным для проекта, а просто потребует прокладки «обходных» ниток трубопровода, что удорожит проект, однако не сделает его невозможным.

северый поток

«Северный поток – 2»: цена для украинской ГТС

Строительство обходных газопроводов украинская ГТС уже ощущает на себе: со 112 млрд кубометров газа транзита в 2007 году, спустя 10 лет – в 2017 году, транзит газа украинской ГТС уменьшился до 93 млрд кубометров, причем это рекорд с 2011 года.

Читайте также
«Заморозит» ли Северный поток-2 украино-российский газовый конфликт

По наиболее пессимистичным подсчетам президента Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаила Гончара, пуск новых трубопроводов может и вовсе оставить украинскую газовую трубу «сухой».

«Если проекты «Северный поток-2» и «Турецкий поток» не будут закончены – транзит российского газа через Украину не изменится и будет составлять не менее 70 млрд кубометров. Постройка первой нитки «Турецкого потока» обойдется ГТС Украины в «минус» 12 млрд кубометров газа, «Северный поток-2» – в «минус» 45 млрд кубов, достройка же второй нитки «Турецкого потока» отнимет еще 15 млрд кубометров газа и фактически оставит украинскую газовую трубу без транзита газа из РФ», – утверждал Гончар.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что после запуска «Северного потока-2» и «Турецкого потока» транзит российского газа через Украину снизится в 10 раз – примерно до 10 миллиардов кубометров, которые российская компания готова прокачивать через украинскую ГТС.

Между тем, по словам министра энергетики и угольной промышленности Игоря Насалика экономически выгодным транзит для Украины является при годовом объеме не менее 40 млрд. куб. м.

Наконец, в СМИ со ссылкой на отчет связанного со Сбербанком России инвестиционного акционерного общества Sberbank CIB утверждается, что даже после заполнения обоих газопроводов, с учетом 60%-ной загрузки «Северного потока – 2», до планируемого запуска ветки Eugal в 2020 г. России придется прокачивать через Украину порядка 40 млрд куб. м газа в год. Это на 57% меньше, чем в прошлом году, но и не 10-15 млрд куб. м, как прогнозировали в «Газпроме». По данным Минэнерго Украины, именно с 40 млрд куб. м в год транзит через украинскую ГТС становится выгодным.

Словом, конкретные оценки последствий для украинской ГТС разнятся, но все эксперты сходятся во мнении, что в перспективе значение Украины как транзитера газа в Европу будет снижаться, а значит, будут падать и доходы, получаемые от транзита составляющие сегодня около 3 млрд долл.

«Северный поток – 2»: план Порошенко

На официальном уровне президент Петр Порошенко неоднократно заявлял о необходимости заморозки «Северного потока» и встречался с лидерами европейских стран, правда, особых успехов на этой ниве не достиг. Максимум чего удалось добиться – заявление канцлера Германии Ангелы Меркель о том, что после завершения строительства «Северного потока-2» транзит газа через Украину должен сохраниться. Однако не было ни слова сказано об объемах данного транзита.

Читайте также
«Северный поток-2»: цена его закрытия — украинская ГТС

Впрочем, президент РФ Владимир Путин сообщил, что Россия готова сохранить транзит газа через Украину, но без конкретных объемов перекачки.

И вот 18 июня президент Петр Порошенко в своей заметке на онлайн-платформе для социальной журналистики «Medium» изложил свой план противодействию угрозы «Северного потока-2».

Гарант заявил, что власти страны создают в Европейском Союзе группу, которая должна остановить строительство второй нитки российского газопровода в обход Украины «Северный поток – 2», а также ведут переговоры с Германией о создании международного консорциума по управлению украинской газотранспортной системой (ГТС).

Из кого состоит «группа остановки строительства газопровода» в Европе – решительно непонятно, известно, что однозначно против выступают страны Балтии, но хватит ли их влияния для остановки строительства – это отдельный вопрос.

В связи с этим более интересно выглядит идея с созданием международного консорциума по управлению украинской газотранспортной системой. С этим ясности немного больше. По словам президента, о его создании ведутся переговоры с Германией, которой поставлено условие для вхождения в состав консорциума – остановка «Северного потока-2».

Также гарант подчеркнул, что запуск «Северного потока – 2» развяжет руки России в плане дальнейшей агрессии.

«Почему Путин колеблется перед тем, как атаковать наше государство? Когда у нас в 2014 году почти не было армии, почему он не пошел дальше? Потому что, если в результате агрессии будет остановлена газотранспортная сеть, то Путин перестанет получать от Европы оплату за газ, который транзитом перекачивается через территорию Украины, а эта сумма лишь в прошлом году равнялась 30 млрд. долларов. И Россия без этих 30 млрд не проживет. А когда они переключатся в обход, этот фактор безопасности перестанет работать», – подчеркнул Порошенко.

Как сообщал в феврале 2018 года вице-премьер-министр Владимир Кистион, семь европейских компаний заинтересованы в совместном управлении украинской газотранспортной системой.

Читайте также
Телефонный разговор Порошенко и Путина: почему участились звонки

«Есть семь заинтересованных партнеров, двое из которых представляют известные в Европе газовые консорциумы. Свой интерес войти в совместное управление национальной ГТС выразили Бельгия, Франция, Голландия, Польша, Словакия, Испания, Италия, Румыния, Греция и Германия», – рассказал вице-премьер.

То есть возможность создания консорциума по управлению украинской трубой выглядит более реалистично, тем более, что еще в 2014 году Верховная Рада приняла закон, предусматривающий возможность совместного управления ГТС с западными инвесторами.

Интерес Европы к украинской ГТС подтвердили и в ЕС.

«Забудьте о «Северном потоке – 2». Для того, чтобы Украина оставалась транзитером газа, необходимо завершить анбандлинг транспортировки энергоносителей. Также нужно привлечь европейских партнеров к управлению ГТС, и это позволит Украине сохранить транзит», – сообщил в ходе Украинского газового форума 11 октября глава представительства ЕС в Украине Хьюг Мингарелли.

Любопытно, что еще летом 2018 года Кабмин внес ГТС в перечень объектов права государственной собственности, которые не подлежат приватизации, что может усложнить приход «европейских партнеров».

Впрочем, есть и другие сценарии. Экономист Алексей Кущ говорит о следующих:

1) проведение прямых переговоров с РФ и подписание нового базового договора. В условиях аннексии Крыма и войны на Донбассе нереальный сценарий;
2) блокировка «Северного потока-2». Для этого необходимо максимально использовать результаты выигрыша в Стокгольмском арбитраже, то есть показать недоговороспособность «Газпрома» и неуважение им международных норм и обязательств. Рискованная стратегия, учитывая, что придется играть в долгую не только против России, но и Германии и обеспечить преемственность решений в случае смены власти в 2019 году. Как показывает практика, с этим у нас всегда возникают проблемы;
3) реализация замкнутой модели газового самообеспечения: программа 20/20 (выход «Укргаздобычи» на отметку добычи 20 млрд куб. м украинского газа в год), что позволит обеспечить большую часть внутренних потребностей. Реализации этого варианта будут способствовать увеличение доли альтернативной энергетики, программ энергосбережения и дальнейшая деиндустриализация экономики. При таком варианте мы потеряем большую часть транзита газа, зато сможем зарабатывать несколько сотен миллионов долларов в год на его хранении (реверс из Европы). Этим проектом могут заинтересоваться итальянские операторы рынка, и, скорее всего, именно этот вариант как базовый рассматривают в «Нафтогазе», пытаясь передать в управление газовые хранилища и лишь часть ГТС, идущей в сторону Австрии, Италии. Негативные моменты данного сценария указаны выше;
4) наиболее выгодный вариант — создание в Украине глобального европейского газового хаба, функционирование которого будет для немцев, голландцев и англичан экономически более целесообразным по сравнению с «Северными потоками». То есть речь идет о передаче всей нашей ГТС в долгосрочную концессию консорциуму европейских стран (Германия, Нидерланды, Франция), который самостоятельно решал бы с «Газпромом» все вопросы, связанные с покупкой природного газа и его транзитом, причем уже на восточных точках входа и узлах учета (на границе Украины и РФ). На данный момент европейцы больше всего боятся неопределенности и непредсказуемости не только со стороны России, но и со стороны Украины.

Читайте также
Охота на «Газпром»: взыщет ли «Нафтогаз» 2,6 млрд долл. долга с российского монополиста

Экономист Борис Кушнирук предложил другой вариант выхода для украинской газотранспортной системы, хотя и дорогостоящий. Речь идет о смене всей схемы поставок и накопления газа, уже без учета транзитной составляющей со стороны России.

«Как работала система? Газ шел через территорию Украины, мы накапливали его в весенне-летний период в хранилищах. Потом в осенне-зимний период газ потреблялся в восточной и центральной Украине, а взамен мы использовали накопленный в хранилищах газ для выполнения транзитных обязательств. Сейчас, если мы теряем транзит полностью, нужно полностью разворачивать эту систему и достраивать совершенно по-другому», – считает Кушнирук.

По словам экономиста, у Украины есть ресурсы, чтобы «повернуть ГТС вспять», но это будет означать серьезные денежные траты. Поэтому Кушнирук советует менять систему потребления энергоресурсов так, чтобы максимально снизить зависимость от газа.

Словом, судьба украинской ГТС зависит от того, удастся ли Украине убедить Европу в совей необходимости для Европы, в пользу этого говорит необходимость иметь альтернативный источник транзита газа в ЕС чтобы не остаться лицом к лицу с монополистом в лице «Газпрома», против же говорит повторяющиеся конфликты Украины и РФ в газовых вопросах, а теперь еще и конфликт вокруг аннексированных Крыма и Донбасса.

Поделиться в соц сетях
Оставить комментарий

Выбор редакции

Новые градостроительные нормы: изменится ли что-то в Украине

Осень 2018 года стала весьма насыщенной для украинцев в плане нововведений. Среди последних стоит...

12/10/2018

Продажа «Кузницы на Рыбальском»: афёра или сделка года

Президент анонсировал продажу своего столичного актива – завода «Кузница на Рыбальском». Новым со...

12/10/2018

Судебная реформа в Украине: зарплаты, кадры, решения

Состояние судебной системы в Украине вот уже долгие годы вызывает постоянные нарекания украинцев ...

11/10/2018

Выборы-2019: Андрей Садовый решил податься президенты

В полку кандидатов в президенты Украины прибыло: вслед за мэром Глухова Мишелем Терещенко о своих...

10/10/2018